Акробатическая дипломатия

 

16.06.09

 

Москве пока не удавалось использовать ни одну из своих дружб со странами-изгоями для решения сложных международных проблем. Сомнительно, что у России получится стать эффективным и активным переговорщиком и между Западом и Ираном.

 

Если кто-то тщится усидеть сразу на двух стульях, то Россия традиционно стремится удержаться в еще более неудобной и сложной позиции между стульев. Именно этот акробатический этюд, очевидно, олицетворяет самость, особость российской внешней политики.

 

Широко анонсированная встреча Медведева с иранским президентом Ахмадинеджадом в рамках екатеринбургского саммита ШОС была столь же громогласно отменена ввиду суточного опоздания гостя, а потом все же проведена.

 

Но, как было подчеркнуто кремлевской пресс-службой, на полях саммита. И хотя стороны договорились о продолжении экономического и гуманитарного сотрудничества, кремлевские люди дали понять, что никаких задушевных бесед не было, исключительно дежурные рукопожатия под прицелом фотообъективов.

 

Что хотела сказать российская сторона информационной суетой вокруг встречи двух президентов? Что, поскольку, в отличие от наших выборов, иранские прошли неаккуратненько и не удалось избежать протестных выступлений оппозиции и даже пересчета голосов, Россия должна была продемонстрировать прохладцу к свежепереизбранному Ахмадинеджаду. И тем самым показать западным странам, что мы, как и они, озабочены ситуацией в Иране и вообще за безъядерный мир и демократию.

 

А тем, что встреча, пусть и формальная, все же состоялась, дать, в свою очередь, понять Ирану, что мы по-прежнему партнеры? Положительные импульсы на Восток посылал и российский МИД: замминистра Сергей Рябков заявил, что вопрос выборов в Иране это внутреннее дело иранского народа, мы приветствуем то, что выборы состоялись, мы приветствуем вновь избранного президента Ирана на российской земле. А член G8 Медведев в это же время слал сигналы Западу отказом от полноценной встречи с сомнительным иранским лидером Впрочем,

 

не факт, что эти сложные перекрестные сигналы, эта кремлевская акробатическая дипломатия была правильно понята принимающими сторонами.

 

Запад, и прежде всего США, сегодня скорее заинтересован не в том, чтобы Россия отказывалась от своих сомнительных друзей и партнеров, а, напротив, благодаря своим особым связям могла стать посредником в диалоге с ними. Во всяком случае, Обама, честолюбивым замыслом которого является переформатирование отношений со многими из традиционных и многолетних недругов США, в частности с Ираном, явно заинтересован в расширении числа каналов для обмена мнениями и информацией.

 

Россия уже упустила шанс стать посредником между Западом и КНДР,

 

с руководством которого в начале своего президентства Путин вроде бы начал выстраивать особые отношения. Но поскольку интерес России к бедным северокорейским друзьям был довольно быстро утрачен, роль главного в диалоге с последователями идей чучхе перехватил Китай.

 

Без помощи России западные страны уже явно обойдутся в деле приручения и последнего диктатора Европы Лукашенко. Батька, чьи отношения с российскими товарищами становятся все хуже и хуже, активно переключается на западных соседей. Мы обеспечим надежность ваших инвестиций, рассмотрим все ваши предложения. Уверен, что в лице Белоруссии вы найдете хорошего партнера, заявил во вторник президент Белоруссии, принимая в Минске государственного секретаря Федерального министерства экономики и технологий ФРГ Бернда Пфаффенбаха. На что немецкий сановник заметил, что Германия и в более трудные времена понимала свою роль моста между Белоруссией и Европейским Союзом.

 

Мостик элемент явно не из российского акробатического набора. Ни одну из своих особых дружб и связей России пока не удавалось использовать для обретения статуса страны, способной разрулить тяжелую международную ситуацию, развязать запутанный узел отношений. Ничего не дали России и миру ни контакты Москвы с Саддамом Хусейном, ни заигрывания Кремля с Ким Чен Иром, ни визиты в российскую столицу товарищей из ХАМАС.

 

Сомнительно, что России удастся стать эффективным и активным переговорщиком и между Западом и Ираном.

 

Игра ни вашим, ни нашим редко удается и требует исключительной виртуозности. Куда большей, чем информационные игры вокруг отнюдь не эпохальной встречи двух президентов.

 

Чтобы усидеть между двумя стульями, нужна не только ловкость, но и опора помощнее дежурных заклинаний о новой архитектуре международных отношений.

 

В желающих стать архитекторами завтрашнего мира сегодня недостатка нет. И неласково принятый российскими архитекторами нового мирового порядка Ахмадинеджад воспользовался трибуной ШОСа, чтобы провозгласить о конце порядка старого: Международное политическое и экономическое устройство сдает свои позиции. Мы убеждены, что нынешние проблемы проистекают из мировоззренческих причин и существующие политико-экономические структуры движутся к концу своего правления над миром. Абсолютно очевидно, что пришел конец эпохе империи и возрождения их уже не последует.

 

Искать место между стульями становится все труднее